Посвящается Джину и Джойс, моим родителям, которые передали мне лучшие свои черты и всегда во всем поддерживали меня.

     "И свет во тьме светит, и тьма не объяла его"

     (Иоан.1:5).

1

Глава 1

В южной части Тихого океана стоял жаркий, ясный день, и ленивое, медленное дыхание океана убаюкивало мягкими перекатами волн. На пыхтящем траулере изнемогающий от скуки капитан играл в шашки с первым помощником, пока один из матросов дежурил возле штурвала. Разговаривать было особенно не о чем, так что поддержанием беседы никто себя не утруждал. Сети с уловом были втянуты на борт, и они направлялись в порт - вот единственное, что имело сейчас значение.

Действие романа развивается на протяжении последних четырех лет правления римского императора Нерона и освещает одну из самых драматических страниц римской и мировой истории. События романа, воссозданные с поразительной исторической убедительностью, знакомят читателей с императором Нероном и его ближайшим окружением, с зарождением христианства.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Брат Вочман Ни сказал эти три свидетельства в 1936 году в октябре месяце на общем собрании служителей в Кулонге, в провинции Фукъен, на юго-востоке острова в Китае.

ВВЕДЕНИЕ

Императору Карлу V

1. Непобедимый император, цезарь Август, милостивейший государь! Поскольку Ваше Императорское Величество созвали Рейхстаг здесь, в Аугсбурге, для обсуждения мер против мусульман, отвратительных, заклятых и древних врагов Христианства, а именно - [для решения того] каким образом эффективно противостоять их нападкам, осуществив надлежащую военную подготовку;

Христианское, полезное и необходимое предисловие и верное искреннее увещевание д-ра Мартина Лютера, адресованное всем христианам, особенно же всем пасторам и проповедникам, - в том, чтобы они ежедневно упражнялись в катехизисе, который является кратким изложением всего христианского учения, а также [чтобы они] изучали его.

Глава   1

Торжественно, плавно и печально плыл вечерний звон колоколов над тихой деревушкой, расположившейся среди цветущих садов сказочной красоты.

   Было слишком ветрено даже для суровых зим Коннеттикута. Когда доктор Джошуа Кристиан свернул на Элм-стрит, ему в лицо ударил холодный ветер, в лицо вонзились ледяные иглы.
   Он знал эти места. Хотя все так переменилось с тех пор, когда Элм-стрит была главной магистралью для кварталов черных. Яркие, как оперенье попугая, ткани, гордые люди, всюду смех, дети мчатся на скейтах или роликах – такие чудные детишки, веселые, всегда много веселых детей…Эта улица была идеальным местом для игр!

Страницы