Роберт Макчин - Источники спасения

Автор, исполнитель, и тд 

Категории: 

Предисловие к настоящему изданию

Роберт Мюррей Макчин (1813-1843) принадлежит к тому редкому типу христианских служителей, чьи произведения всегда заслуживают печати. Мы благодарим Бога за то, что его Дополнительные посмертные произведения, которые появились в течение нескольких лет после ранней смерти автора в 1843 году, сейчас благополучно переизданы, за то, что и в настоящее время они стали доступными для многих тысяч тех, кто любит имя Макчина. Нехватка его произведений в букинистическом магазине легко объясняется тем фактом, что те, кто уже имеет эту книгу, не хотят расставаться с ней. Поэтому в настоящее время появилась необходимость в ее повторном издании. В течение последних нескольких лет книга Эндрю Бонара Мемуары и посмертные произведения Р. М. Макчина была высоко оценена читательской аудиторией. Страстные и притягивающие проповеди из недавно изданного сборника его избранных проповедей, озаглавленного Корзина фрагментов, оказали влияние на многих современных читателей.

Несомненно, что воля Небесного Отца заключалась в том, чтобы слова Роберта Мюррея Макчина не были утеряны. Подобно словам Самуила, Бог не оставил "ни одного из слов его неисполнившимся". Как следствие мы имеем - в основном, благодаря самоотверженному труду его близкого друга Эндрю Бонара, - поразительно полную и завершенную запись короткого, но яркого служения этого молодого шотландского проповедника. Мемуары считались одними из лучших на английском языке. Чтобы завершить описание Макчина, Эндрю Бонар включил шестьдесят одно письмо и двадцать восемь проповедей, а также отрывки прозы и поэзии, принадлежащие его перу.

Духовность и сила впервые изданных проповедей были оценены так высоко, что последовали "упорные и энергичные" просьбы сделать их более доступными. В результате, произведение, которое читатель держит сейчас в руках, было впервые подготовлено - скорее всего, не Бонаром непосредственно - по личным записям Макчина к проповеди. Несомненно, жаль, что духовное сокровище, заключенное в этих проповедях в старом издании, было затемнено мрачным названием Дополнительные посмертные произведения. Фактом, однако, является то, что они представляют мастерство Макчина, изысканные проповеди в миниатюре, плоды духовной одаренности. Новое название улучшено.

Оправданием для повторной публикации тома проповедей давно умершего проповедника может служить их характерная черта, как образец того, какими должны быть проповеди сегодня. Или же то Божье благословение, которое всегда сопутствовало их изложению, когда они впервые проповедовались. Или же оба эти обстоятельства, как в данном случае. Эти проповеди, которые во всех смыслах сегодня являются для нас образцом, всегда сопровождались удивительной силой и эффективностью, когда звучали впервые. "Не думаю, чтобы я мог проповедовать в этом приходе месяц (церковь Св. Петра, Данди) и не привести к спасению хоть несколько душ", - пишет Макчин в 1841 году, когда его ристалище приближалось к концу. "Сотни считают меня своим (духовным) отцом", - сказал он относительно благословенного помазания Божьей благодати на свою кафедру и пасторские служения. Поэтому эти Дополнительные посмертные произведения, как и другие его проповеди, являются типичным примером служения, которое Бог явно благословил.

Эндрю Бонар рассказывает в своем откровенном, честном дневнике, что он начал писать Мемуары о Макчине в субботу 30 сентября 1843 года - семь месяцев спустя после его смерти 25 марта. Он закончил их уже через три месяца, в пятницу утром, 22 декабря того же года. Он ощущал молитвы многих, приступая к исполнению ответственной обязанности - сохранить редкое благоухание этого избранного христианина и пастора. Сегодня нам может показаться поразительным, что Бонар, как библиограф Макчина, смог завершить свою задачу так быстро и вдохновенно.

Совершенство Мемуаров и их заслуженно огромное влияние частично объясняется привязанностью двух друзей друг к другу. Те, кто знакомы с дневником Бонара, обратили внимание на то, с какой добросовестностью он отмечает каждую годовщину смерти своего покойного друга и как сознательно обвиняет себя в том, что не похож на него. "Я не использовал смерть Роберта Макчина" (1844); "Памяти годовщины смерти Роберта Макчина" (1849); "Стоя у могилы Роберта Макчина" (1866).

Безусловно, так же, как жизни Давида и Ионафана, Павла и Тимофея, Августина и Алипиуса были связаны в один узел и дошли до нас как пример духовной дружбы, сотворенной небесами, - то же самое можно сказать о дружбе между Бонаром и автором Дополнительных посмертных произведений. Бонару предстояло насладиться "долгой жизнью при совершенном здоровье" (его собственные слова незадолго до смерти) и пережить своего близкого друга почти на пятьдесят лет, пока он не был похоронен 4 января 1893 года на кладбище Сайтхилл в Глазго.

На протяжении всех этих лет Эндрю Бонар взял себе за правило постоянно помнить вдохновенную жизнь Роберта Макчина. Вступление дневника Бонара открывает самые сокровенные помыслы его души и тела. "Не было такого друга, которого я любил бы, как его"; "Когда я смотрел на лицо Роберта (сразу же после его смерти), то не могу передать, насколько мучительно было думать, что его нет"; "Две ночи тому назад мне приснилось, что я вновь стою у его гроба, и я проснулся в слезах".

Спустя несколько лет он радовался, услышав, что Мемуары явились благословением для тех, кто читал их и в его стране, и за границей. Еще при его жизни они были переведены, по крайней мере, на два языка - датский и гаэльский. С этого и до настоящего времени имя Макчина высоко ценится христианами и в горах Шотландии, и в тех местах, куда благополучно проникли публикации о его жизни или же его проповеди.

Однако узы любви между этими двумя мужами Божьими являются только частью объяснения того влияния, какое оказывали жизнь и проповеди Макчина. Важно, чтобы мы приняли во внимание то, что Роберт Мюррей Макчин был одним из величайших христиан, которых когда-либо имела Шотландия. Таким определенным было мнение более позднего библиографа Макчина - Александра Смелли. Смелли цитирует такие слова о Макчине, написанные в 1913 году: "Любовь ко Христу была величайшим секретом всей его преданности и твердости. И, я задаю вопрос, имела ли церковь Шотландии со времен Самуила Рузерфорда более возвышенный разум, который пребывал бы в постоянном пламени любви и благоговения перед Ним, Который жил и умер". Это слова, сказанные другом Макчина, Джеймсом Гамильтоном из Риджент Сквэа, Лондон, но Александр Смелли цитирует их с его полного одобрения. "Это правильная оценка и подходящие слова", - подтверждает он.

Нелегко сказать, каким образом Бог исполняет таким вдохновением одного христианина из многих тысяч. Это должным образом демонстрирует власть Бога и доказывает практическую реальность тех слов Вестминстерского исповедания, которые утверждают, что иногда Бог действует "превыше средств". Благодаря счастливой согласованности божественных действий и провидения, Богу угодно было сотворить Макчина таким "пылающим и сияющим светом", что даже те, кто знал его очень хорошо, временами были озадачены. "Я не могу понять Макчина, - сказал Р.С. Кэндлиш, - кажется, что благодать естественна для него". Даже Эндрю Бонар по окончании Мемуаров должен был признать: "Эта книга смиряет меня. Мое сердце часто замирает".

Если эта заметная духовность Р. М. Макчина была непостижима даже для тех, кто хорошо знал его, то временами она была захватывающей и очаровывающей для тех, кто встречался с ним впервые. "Вы необычный человек", - сказали ему двое рабочих, работая на пожаре в каменоломне и слушая пастора из Данди, напомнившего о великом пожаре, который придет. Имеется еще одна подобная трогательная история о том, как он появился перед враждебно настроенной толпой в той части Шотландии, которая в то время имела плохую репутацию из-за модератизма, или духовной мертвости. Рассказ должен быть передан словами Эндрю Бонара, так как речь идет о событиях, которые произошли за два месяца до смерти Макчина:

"Его в высшей степени святой образ жизни и разговор, в сочетании с серьезностью его проповеди, ощущались особым образом. Люди любили говорить о нем. В одном месте, где была объявлена встреча, собравшиеся приняли решение забросать его камнями, как только он начнет говорить. Но, как только он начал, его манера, взгляд, слова поглотили их внимание, и они продолжали слушать с пылким рвением. И прежде, чем он покинул место, люди собрались вокруг него, упрашивая остаться и проповедовать им. Один человек, бросавший в него грязь, позже был тронут до слез, узнав о его смерти".

Из всего, что было ранее сказано, ясно, что влияние и сила Р. М. Макчина были тесно связаны с его личной характеристикой как святого человека. Об этом не может быть сказано слишком много. Он сам считал, что святость превыше всего необходима служителю Евангелия. Его личный дневник, который в значительной степени цитируется Бонаром в Мемуарах, насыщен наблюдениями, молитвами и решениями, которые дышат особой атмосферой любви ко Христу и к святости. Некоторые из этих высказываний стали повседневными выражениями: "Святой служитель является страшным оружием в руках Бога"; "Моя паства больше всего нуждается в моей личной святости". Как и большинство христиан, он верил этому. Но в отличие от многих, он еще и боролся изо всех сил, чтобы воплотить это.

Характер души Макчина был открытый, мирный и радостный. В этом смысле он контрастирует с Др. Джоном Дунканом, его современником и человеком, равным Макчину по духовности. А. Муди-Стюарт, безусловно, прав, говоря, что Др. Дункан был "недостаточно радостным для него". Высокообразованный Дункан парил выше и погружался намного глубже большинства христиан. Его душа страстно желала познать причину вещей, и он никогда не бывал так счастлив, как в том случае, когда прослеживал первоисточник доктрины настолько, насколько позволял разум. Макчина, с другой стороны, волновало глубокое практическое осуществление в его занятиях теологией. Это было основной темой его проповедей для других и правилом жизни для самого себя. Двое этих людей встречались и знали друг друга. Муди-Стюарт, будучи близким другом обоих, позволил себе сказать следующее: "Святость Роберта Макчина, если и не была такой же глубокой, то более уравновешенной (чем у Дункана) и более основательно воздействовала на характер час за часом"; "Это были гиганты тех дней на земле".

Будучи проповедником Пресвитерианской церкви в Шотландии, Роберт Макчин жил во времена огромной важности. Печальное время модератизма, которое оказало губительное воздействие на религиозную жизнь национальной церкви на протяжении большей части восемнадцатого столетия, уступило место расцвету евангельского пробуждения. Это преобладало особым образом среди служителей-студентов, которые учились в Эдинбурге у известного Доктора Томаса Чалмерса - их главного духовного наставника. Группа людей, чьих сердец коснулся Бог, включала Эндрю и Горация Бонара, А.Н. Сомервилля, Джона Милна, А. Муди-Стюарта, Роберта Макдольда, Джеймса Гамильтона и, конечно же, самого Макчина. Они все были близкими друзьями и поддерживали теплую переписку до последних лет своего служения.

В духовном смысле все они были выдающимися служителями и совершали великие дела для Бога в соответствующих сферах своего призвания. Например, Сомервилль путешествовал по всему миру, проповедуя Евангелие в таких отдаленных странах, как Испания, Индия, Океания, Россия, а также среди евреев Восточной Европы. Макчин, отличавшийся хрупким здоровьем, однажды говорил о своей готовности ехать в Австралию, чтобы проповедовать там пренебрегаемым каторжникам. У них всех был дух миссионерства.

Поэтому, жизнь Макчина принадлежала периоду перехода от замороженных дней недавнего прошлого к поре духовного обновления. Потоки благословений сходили на Шотландию во многих местах. Уже в 1812 году отмечалось значительное возрождение в Арране и Ски. В 1820 году был посещен Льюис, где обильно излилась благодать. Чудесные серии таких потоков ощущались теми, кто посещал проповеди Виллиама Бернса в 1839 году вначале в приходе его отца в Килсите, затем - в церкви Св. Петра (Данди), а также повсеместно.

Наконец, Десятилетний Конфликт закончился, и принципы евангельской и библейской религии впервые на протяжении целого века, вновь преобладали в национальной церкви. Группа верных проповедников, единственной целью которых было приводить грешников ко Христу, теперь выступала с евангельским служением. Они все знали и любили Р. М. Макчина и смотрели на него, как на одного из тех людей, которые рождены, чтобы пожизненно быть их лидером и героем.

По воле Бога, Роберту Макчину не было позволено остаться в этом мире достаточно долго для того, чтобы встретить свой тридцатый день рождения. Короткое служение помощника в Ларберте и Данипейсе, возле Стирлинга, оказалось началом его, теперь известного и исторического, служения на протяжении более семи лет в Данди. Но что это были за годы! Он видел весь приход, состоящий, приблизительно, из 4000 душ, взволнованный до самой глубины Духом Божьим. Приходская церковь вначале насчитывала 1100 человек. Но позднее церковь с трудом могла вместить всех, кто приходил, чтобы послушать своего неземного пастора. Люди стояли в проходах. Они садились на ступеньки кафедры. Мужчины и женщины, мальчики и девочки рыдали, слушая Слово жизни из его уст. Говорили, что в заключительной части его служения, в приходе количество молитвенных собраний выросло до тридцати девяти.

Такими были дни, свидетельствующие о коротком служении Макчина в Данди. Мы не можем здесь рассказать о его труде в домашней миссии и в пределах его церковного прихода, о его страстном стремлении расширить миссионерское служение для еврейского народа, а также о том, что его твердая уверенность в неотвратимо приближающемся Майском Разрушении 1843 года (которое он так и не увидел), была полностью оправдана. Он произнес свою последнюю проповедь в горячо любимой церкви Св. Петра 12 марта 1843 года, после недавнего завершения повсеместного проповедования в северо-восточной части Шотландии. Его последняя болезнь привела к расстройству сознания, но среди последних слов, услышанных теми, кто находился рядом с его постелью, были следующие: "Этот приход, Господь, эти люди, весь этот край!". Утром, в субботу 25 марта, он ушел навечно в присутствие Господа.

Здесь мы в большей степени рассказывали о жизни Макчина, чем о его проповедях, которые составляют сущность данной книги. Мы, безусловно, должны сделать это, так как у нас есть определенная уверенность, что секрет его совершенства на кафедре заключается не столько в том, что он сказал, сколько в том, каким человеком он был. Тем не менее, было бы неверно предполагать, что Макчин ставил весь акцент на своей личной подготовке. Он готовил свои проповеди с величайшей тщательностью. Поэтому наша последняя обязанность - привлечь внимание к некоторым основным характеристикам превосходных докладов, которые предлагаются читателю в данной книге.

Во-первых, доктриной этих проповедей является хорошая старая евангельская теология, которая преподавалась апостолами, Кальвином, пуританами и Джонатаном Эдвардсом. Сам Макчин был возрожден благодаря чтению книги Итог спасающего познания, которая прилагалась к Вестминстерскому исповеданию и Катехизису. От этой теологии он никогда не отступал.

Именно книги таких писателей, как Бакстер, Эдварде и пуритане пропитали его сознанием всемогущества Бога и безотлагательности задачи служителя. Все проповеди Мак-чина отражают его осведомленность о краткости жизни, о ценности бессмертной человеческой души, о реальности ада, об исключительной достаточности Христа для спасения грешника и об абсолютной необходимости рождения свыше.

В методике Макчин духовен, прям и ясен. Он является текстовым проповедником, который заботится о том, чтобы раскрыть основные истоки доктрины и главные аспекты центральной мысли текста. Но доктрина никогда не остается в воздухе. Его заботой было использовать ее со всей энергией своей души для ума, сердца и совести слушателей. Этим он, безусловно, выделялся. Тем не менее, доктрина была главной. Он был внимателен к тому, чтобы проповедь не превратилась в неопределенные призывы. Каждая проповедь является цельным блоком. Для Макчина проповедь была средством увлечения своих слушателей от греха к Богу (что, в основном, не свойственно современным проповедникам). Его целью было оказать на них воздействие в удачно выбранное время, возбудить их эмоции до глубины с помощью исследования действия проповедуемого Слова Божьего. Не было демонстрации ума, излишних иллюстраций, беспечности, - ничего, напоминающего развлечение или увеселение. Только истина Евангелия.

В стиле Макчин элегантен и очарователен. Он был поэтичен от природы и обладал восхитительным даром выражать свои мысли абсолютно подходящими словами. Этот естественный дар, безусловно, был усовершенствован и усилен благодаря превосходному классическому образованию, полученному им в школе и Университете в своем родном городе Эдинбурге. В те времена особым достоинством считалось знание латинских и греческих авторов, а также умение подбирать словарный запас, стимулирующий правильность мысли и убедительность аргумента. Однако Макчину никогда не приписывали заученный стиль. Он был слишком честен в отношении служения своему Господину, чтобы использовать что-либо другое, кроме простой, доступной речи. Поэтому его слова так же понятны, как и слова любого проповедника, с которым мы встречались. Ничто не должно приуменьшать значимость великой задачи, которую он поставил перед собой - донести благую весть Евангелия Христа до внимания каждого слушателя, даже самого маленького. Подобно Ричарду Бакстеру, он проповедовал "как умирающий человек - умирающему человеку". Для этого настоящего проповедника язык был всего лишь средством для ловли и спасения людей.

Издатели этой книги проповедей Макчина горячо надеются, что Бог сможет использовать ее для того, чтобы и в наши дни привлечь внимание к великим духовным темам, о которых здесь говорится. Не может быть большего благословения для Шотландии или всего мира, чем возможность проповедникам возвещать жизнью и рвением старые истины, формирующие сущность данного произведения. Пусть Бог наших отцов еще раз осветит нашу темноту! Если это произойдет, то мы будем благословенны вместе с проповедниками, которые, подобно Роберту Мюррею Макчину, проповедуют от всего сердца.

Морис Робертс

Прикрепленный файлРазмер
Robert_Makchin_-_Istochniki_spaseniya.doc2.62 МБ
Тема / Теги: спасение, проповедь