М. А. Мейндерс ван Вурден - Женщина с книгой

Автор, исполнитель, и тд 

Категории: 

Глава 1. Почему я такая маленькая?

- Ну, хватит вам ссориться! - не выдержал папа, раздраженно опуская газету.

Сестрички Виолет и Глэдис сразу же успокоились. Они не дрались, а просто баловались. Но девочки хорошо знали, что, когда папа читает газету, в комнате должно быть тихо.

- Ты бы лучше села за уроки, тебе же нужно исправить оценки,- сердито сказал он Глэдис.Шутить и баловаться с сестричкой ты умеешь, а хорошо учиться в школе - нет! Учительница сказала, что не представляет, может ли из тебя что-то выйти. Ты только болтаешь и смеешься, но почти ничего не учишь.

Слова отца очень опечалили девочку, и ей стало грустно.

"Неужели я такая глупая? - думала Глэдис.Ведь я изо всех сил стараюсь учиться и добросовестно пытаюсь понять эти трудные задачи. И когда учительница объясняет урок, я всегда внимательно слушаю. Но разве иногда нельзя пошутить?"

Глэдис тихонько вышла из комнаты и поднялась наверх. В спальне она остановилась перед зеркалом и посмотрела на себя.

"Эти жесткие, прямые черные волосы, туго заплетенные в косы,- с огорчением подумала Глэдис.- У других девочек волосы гораздо красивее. К тому же, я совсем не расту. Почему другие девочки выше меня, а я все такая же некрасивая и маленькая? Даже новые платья не делают меня симпатичнее. Когда обновку получает Виолет, все мамины знакомые восхищаются:

"Ах, какая прелестная девочка!" Мне же никогда не говорят, что я хорошенькая. Я глупая и маленькая, и даже папа на меня сердится".

И вдруг маленькая Глэдис разрыдалась от своего большого детского горя. Почему, почему она такая маленькая, да еще с такими прямыми черными волосами?

- Почему ты плачешь? - спросила Виолет, войдя в спальню.

- Ах, почему я такая маленькая и почему у меня такие странные черные волосы? - рыдала Глэдис.- Я хочу быть такой же красивой, как ты!

- Ну, что ты, Глэдис, успокойся,- старалась утешить ее сестричка,- ведь ты самая хорошая девочка в классе, ты со всеми находишь, о чем поговорить. А как ты умеешь рассказывать истории! Идем спросим у мамы, что она об этом думает.

На кухне мама с улыбкой выслушала, как Виолет хвалит свою сестричку, уверяя, что она самая хорошая девочка в школе и лучше других умеет рассказывать всякие истории.

- Нет,- возразила Глэдис,- лучше всех рассказывает мама. Но когда я вырасту, я тоже буду такой, как мама.- Она нежно взяла мамину руку и прижалась к ней щекой.

За столом папа уже успокоился. Он посоветовал Глэдис побольше кушать, чтобы скорее расти.

Быстро летело время. Но как бы часто Глэдис ни смотрелась в зеркало, она не замечала в себе никаких перемен и по-прежнему оставалась самой маленькой в классе. Она почти не росла.

"Почему, ну почему я такая маленькая? - думала она грустно.- И почему у меня такие прямые черные волосы?"

Лишь спустя много лет она поймет это...

Глэдис исполнилось четырнадцать лет. Однажды мама, придя домой, сообщила:

- В магазине "Пенни Базар" требуется ученица продавца. Мне кажется, это неплохая работа для тебя, не так ли?

- В "Пенни Базар"? - взволнованно переспросила Глэдис.- Смогу ли я там работать?

- Да, конечно. Ты сможешь там немного зарабатывать. Ведь для детей твоего возраста вряд ли можно найти что-либо получше.

Глэдис этот магазин всегда казался любопытным и интригующим местом. Любая вещь здесь стоила не больше одного пенни, и, несмотря на это, магазин отличался большим выбором товаров. Тут всегда можно было очень дешево купить разные сувениры.

Глэдис была в таком восторге, что тут же пообещала купить всем членам семьи подарки, хотя это и будет стоить ей целых шесть пенни.

Девочка с радостью начала работать в "Пенни Базар". По вечерам, когда она возвращалась из магазина и делилась своими впечатлениями, весь дом, как улей, жужжал от голосов. Разговорчивая мама с удовольствием поддерживала беседу с дочерью. Зато уставшему после трудового дня папе казалось, что в доме уж слишком шумно, особенно когда Глэдис начинала озорничать и передразнивать голоса, мимику и жесты людей, с которыми она в тот день встречалась.

Иногда в семье Эльверд случались и ссоры.

Поводом для них чаще всего служило мамино намерение купить новую шляпу. Ох уж эти шляпы и украшения мамы!

- Если денег на новую шляпу не хватает, то надо купить хотя бы новые перья для старой шляпы,- заявляла она.

Когда же папа отвечал, что не считает нужным тратить на это деньги, мама возмущенно объясняла ему, что не может показываться в женском клубе в одной и той же шляпе несколько раз. В такие моменты Глэдис со своим живым умом и быстрой реакцией умело отвлекала их, не давая разразиться скандалу. Жестами, голосом, мимикой она смешно подражала кому-нибудь, и в конце концов Виолет начинала хохотать, а мама забывала о новых перьях для старой шляпы.

В такие минуты папа невольно любовался своей дочерью, у которой учителя отмечали хотя и заурядный, но довольно практический склад ума. Она обладала удивительной способностью замечать как свои, так и чужие недостатки и смело принималась их исправлять. И если для достижения своей цели ей не хватало знаний, то она добивалась ее благодаря своей находчивости и практичности. С раннего детства эта девочка умела поднимать всем настроение, снимая тем самым напряженность в доме.

Глэдис считала свою работу в "Пенни Базар" очень интересной, но все же чувство собственной неполноценности не покидало ее. Ей по-прежнему не нравилась ее фигура, маленькая и щуплая, и ее густые черные волосы.

Снова и снова грустные мысли одолевали ее. Папа, спокойный и серьезный человек, знал характер своей дочери и чувствовал все перепады ее настроения.

- Это у нее, наверно, от меня,- нередко твердила мама,- у меня тоже слезы порой сменяются смехом.

В работе Глэдис отличалась аккуратностью, и через несколько месяцев ее приняли продавцом в большой магазин.

Шла первая мировая война. В эти годы молодой девушке ничего не стоило найти работу, так как почти все мужчины были на фронте. И Глэдис часто меняла ее, нигде долго не задерживаясь. Какое-то странное беспокойство гнало девушку с одного места на другое.

- Ты все еще не можешь найти свое место в жизни,- озабоченно качал головой отец.

- Да? Я как раз нашла новую работу и, кажется, на этот раз надолго,- успокаивала она папу.

- Надолго? Любопытно, через какое время ты скажешь нам то же самое о своем новом месте работы? - сомневался он.

Однажды друзья помогли Глэдис найти хорошее место горничной в Лондоне. Мама уложила ее скромные пожитки в маленький чемоданчик и после необходимых наставлений отправила дочь в столицу.

В ту пору Глэдис минуло семнадцать лет. Совсем еще юная девушка хотела наслаждаться всеми прелестями жизни, а Лондон был полон возможностей для этого. Большой дом, в котором работала молодая горничная, находился недалеко от центра с его блестящими рекламами, с заманчивыми звуками меланхолической и волнующей музыки, доносившейся из баров и ресторанов, останавливающей прохожих и неудержимо манящей внутрь. Глэдис помнила, как тетя Бетти иногда говорила о "неудержимо влекущей силе этого мира". Раньше она не понимала ее слов, но теперь испытывала эту притягательную силу на себе. В ресторанах и залах театров она встречала подруг, которые так же, как и она, искали развлечений и веселой жизни. Но жизнь была сурова.

Закончилась война. После первой большой радости возвращения солдат на родину в Англии резко возросла безработица. Рабочие места в конторах, магазинах, на заводах и фабриках заполнялись вернувшимися с фронта мужчинами. Женщинам и девушкам оставалось идти либо в горничные, либо помощницами на кухню. Увеличивался рабочий день, сокращалась заработная плата. Те, кому посчастливилось найти работу, изо всех сил держались за нее. Небрежность или неповиновение работодателю могли привести к немедленному увольнению.

Девушки работали с раннего утра до поздней ночи, а единственный выходной вечер старались провести как можно веселее. После работы, оторвавшись от своих наскучивших обязанностей, они устремлялись в ярко освещенный центр Лондона и, купив за несколько пенни билет, отправлялись в театр, где, уставшие от нескончаемых забот, с удовольствием опускались в удобные мягкие кресла. Там они, вытянув шеи и не отрывая восхищенных глаз от сцены, с интересом наблюдали за актерами, переживая их захватывающие приключения.

Выходной Глэдис обычно проводила со своими подругами. Затаив дыхание, она следила за ходом спектакля. Перед ее взором представала жизнь в богатстве, радости, наслаждении. Хоть и случались у героев пьес неприятности и разочарования, однако все их истории неизменно приходили к счастливому концу. Интерьер театра, сцены роскошной жизни и прекрасные декорации каждый раз производили на девушку неизгладимое впечатление. В такие минуты она теряла чувство реальности: бедная горничная мечтами уносилась к сказочному и недосягаемому для нее богатству. Очарованная игрой актеров, Глэдис сидела неподвижно. Затем опускался занавес, в зале загорался свет, и она была вынуждена расстаться с полным романтики иллюзорным миром, снова осознать действительность и из прекрасного театра возвратиться к серым будням жизни.

Молодая горничная не всегда могла посещать театр - не хватало денег. Тогда она просто бродила по улицам Лондона, любуясь нарядами представительных и богато одетых господ. Особенно красивы были дамы в своих длинных атласных платьях, украшенных ослепительно сверкающими драгоценностями. Под звуки развлекательной музыки эти беззаботные люди входили в рестораны и театры, чтобы там приятно провести вечер.

Но Глэдис приходилось наблюдать и мрачные стороны жизни большого города. Ее часто поражал вид маленьких детей, одетых в лохмотья, бродивших по паркам и набережным в поисках укромного местечка для ночлега. Под порогами контор, под навесами трамвайных остановок спали эти оборвыши, тесно прижавшись друг к другу и укрывшись "одеялом" из развернутых газет. Бедные, скитающиеся, бездомные дети!

Еще одним мрачным пятном в облике Лондона были женщины с ярко накрашенными губами и напудренными щеками. По вечерам, с наступлением сумерек, их можно было видеть стоящими на углах улиц и чего-то ожидающими. Пытаясь обратить на себя внимание проходящих мужчин и заманить их в прибежища греха и разврата, они прибегали к всевозможным уловкам. И каждый вечер их старания не были напрасными.

"Неудержимо влекущая сила греха и мира...

Ты не ходи туда, держись от этого подальше",вспоминала Глэдис наставления тети Бетти и мамы.

Вняла ли она их предупреждениям? Она, казалось, забыла о добрых советах матери, о посещении церкви. Церковь?.. "Нет! - сказала она себе,- туда я никогда уже не пойду!" Ею уже овладело одно страстное желание.

Однажды вечером, выходя с подругами из театра, она с тоской вздохнула и сказала:

- Ох, как бы я хотела сама стать актрисой...

- А почему бы и нет, Глэдис? Тебе бы это удалось. Ведь ты так хорошо подражаешь другим, ты привлекла бы полные залы поклонников, - со смехом поддержали ее подруги.

С этого вечера Глэдис стала еще сильнее мечтать о сцене. Она, Глэдис Эльверд, маленькая, низкорослая девушка, черные прямые волосы которой делали ее простоватой на вид, которую никогда не называли даже симпатичной или привлекательной... Она покорила бы сердца всех зрителей... Люди не спускали бы с нее глаз, ловили бы каждое ее слово...

Продолжение в прикрепленном файле...

Прикрепленный файлРазмер
М. А. Мейндерс ван Вурден - Женщина с книгой.doc1.56 МБ
Тема / Теги: Художественная литература