Кристина Рой - Три друга

Автор, исполнитель, и тд 

Категории: 

1. У дяди Филина

Едва ли можно было найти на всём белом свете таких друзей, которые так искренне любили бы друг друга, как эти трое, отданные на воспитание и попечение старому пастуху Филина! Звали их: Пётр, Ондрейко и Фидель. Филина, дети называли его "дядя", был умный, добрый и благонадёжный человек, хотя юным друзьям он казался немного мрачным. Родители Петра почти одновременно умерли от горячки, и община отдала его на пропитание. Так он попал на пастбище, принадлежащее Гемерским, и поселился у дяди Филина - родственника его родного дедушки. Там, в пастушьей хижине, мальчик чувствовал себя счастливым и находился в безопасности. Ондрейко, которого звали Андраш фон Гемерский, был по предписанию врача направлен к старому пастуху в надежде, что горный воздух, овечье молоко и сыр поправят его здоровье. Когда мальчику было два года, между его родителями произошёл разрыв. Некоторое время мать заботилась о мальчике, но затем отдала его на попечение чужим людям, а сама уехала. Говорили, что она стала знаменитой певицей. Ондрейко помнил её смутно. Правда, она его однажды навестила. Выглядела она прекрасно. Она привезла ему большую коробку сладостей, лошадь-качалку, трубу и ещё много других подарков, но... после этого он её никогда больше не видел. Когда, бывало, Ондрейко расспрашивал об отце и матери, ему отвечали, что у него никого на белом свете больше нет. Жил мальчик в замке, принадлежащем фон Гемерскому, но его здоровье с каждым днём ухудшалось, и вскоре он стал похож на угасающий светильник.

Доктор посоветовал направить мальчика в горы.

    Так Ондрейко оказался у старого Филина. Здесь ему пристроили горницу, куда  поставили прекрасную кровать с мягкой постелью, которую принесли из замка, а перед хижиной для него сделали скамейку, где он часто отдыхал.

    Третьим другом был четырёхногий Фидель. Он повсюду ревностно сопровождал Петра и Ондрейко. Только ночью, когда Ондрейко нырял в свою тёплую постель, а Пётр приставлял лестницу, чтобы вскарабкаться на сеновал, Фидель оставался внизу, чтобы также поспать...

Дядя Филина, старый пастух, был высокого роста.

  Его морщинистое лицо было почти всегда строгим; зубы­белы как молоко, на голове не было ни одного седого волоса, лишь густые брови были слегка седоваты, и когда он хмурил их над своими чёрными орлиными глазами, а эти глаза умели глядеть строго, казалось, что грозовая туча повисла над горами... И этой ?грозы" боялись все: не только мальчики и пастухи, но даже стадо и мохнатые четвероногие сторожа на пастбищах. Нелегко было рассердить дядю Филина, но если это случалось,-  горе виновному!.. Несмотря на то, что Ондрейко был сыном господина, он и ему ничего не спускал. Мальчик не был приучен к послушанию, но Филина научил его этому трудному искусству, хотя он на него не кричал и пальцем не трогал.

Когда доктор привёл к нему мальчика, он сказал:

- Мальчику нужно есть чёрный хлеб и пить молоко; он любит кушать только сладости, а это ему

вредно. Он должен по утрам умываться холодной водой,  а это ему тоже не нравится. Но вы не обращайте никакого внимания на то, что он Гемерский, здесь дело касается его здоровья.

- Ах, что,-  ответил дядя, нахмурив брови,-  с этаким карапузиком я уж справлюсь.

И он справился. С первых дней Ондрейко не осмелился перечить, а теперь?.. Ему это и в голову не приходило! Ведь у мальчиков больше никого на свете не было, кроме дяди Филина. Днём дядя Филина не интересовался тем. что они делают и чем занимаются, но когда наступал вечер и пригоняли стада, они садились с ним перед хижиной: один по правую сторону, другой по левую, и тут они должны были ему всё рассказывать. Фидель клал свою мохнатую голову на колени  своего господина, глядя на него умными глазами, как бы тоже желая рассказать ему о том, что он весь день делал. Пёс был молод, и по его носу и ушам можно было видеть, что он ещё глуп.   

   Часто случалось, что его шерсть висела клочьями, потому что он гонялся за старыми собаками Белко и Царай. Когда дядя первый раз застал мальчиков на сеновале, где они задумали устроиться на ночлег, он высоко поднял брови, удивившись, и они уже испугались, но ничего не произошло. Он сказал им лишь, чтобы Ондрейко подстелил себе полотняную простынь и потеплее укрылся.

Прикрепленный файлРазмер
Kristina_Roy_-_Tri_druga.doc354 КБ
Тема / Теги: Художественная литература