Иван Каргель - Где, по Писанию, находятся мертвые

Автор, исполнитель, и тд 

Категории: 

Предисловие

В числе многих вопросов веры, которые представляются разумению молодого мыслящего христианина после обращения его к Богу, находится вопрос о состоянии человека после смерти. Или сам христианин наталкивается на этот вопрос, или он обсуждается в кругу соучастников его в искуплении. Пришлось и автору этих строк обсуждать его, но не из внутренней потребности, а позже, когда ему в качестве работника Царства Божия потребовалось объяснять некоторые вопросы веры ищущим душам. То, чего он и другие желали, было, конечно, - получить верный, недвусмысленный ответ.

Но какой темной, сокровенной, запечатанной кажется дорогая Книга всякому молодому христианину в начале его жизни верою и в особенности в отношении таких вопросов, которые, так сказать, лежат вне черты искупления. Чтоб помочь себе, он часто хватается за различные комментарии, толкования.

Пишущий эти строки поглотил также немалое количество подобных сочинений, чем, конечно, не удовлетворился, так как большая часть этих произведений на тему о состоянии человека после смерти была не что иное, как спекулятивное человеческое построение, порой - голая фантазия и в лучшем случае - философия.

Последствием подобного чтения было то, что он вначале более тридцати лет избегал читать что-либо написанное по этому предмету. Но года три с половиной назад, когда автору пришлось гостить в одном гостеприимном семействе, в день своего отъезда он увидел на столе брошюру д-ра Дж.Эдгара на немецком языке "Где находятся мертвые".

Сразу же в нем пробудился интерес к этой небольшой брошюре, но до отхода поезда оставалось всего несколько минут, в течение которых можно было лишь перелистать ее. Так как брошюрка была приобретена у неизвестной продавщицы, то нельзя было добиться того, чтобы приобрести такой же экземпляр. По отъезде автора, когда он давно уже забыл об этой брошюре, однажды почтальон приносит ее ему на дом вместе с письмом от одного ревностного молодого работника на ниве Божией. В сопроводительном письме последний настоятельно просил его высказать определенное, ясное мнение по поводу писаний Эдгара.

Просьба брата побудила меня дать ответ не только себе, но и другим. С этой целью, исключив все когда-либо имеющиеся у меня предубеждения, я постарался прочесть брошюру так, как если бы я в первый раз в жизни приступал к этой теме.

При чтении предисловия д-ра Эмиля Ланца к брошюре у меня снова пробудилось предубеждение и желание читать, одновременно критикуя. Но я поборол это простым напоминанием себе, что здесь говорит не автор, а его критик или поклонник. Таким образом, я читал, совершенно предаваясь получаемым впечатлениям. Какого же рода они были?

Вначале изложение данного вопроса д-ром Эдгаром вызвало во мне доверие, так как он утверждал, что все здание своих мыслей строит на положительном библейском основании. Только это мне и требовалось. Автор брошюры несколько раз высказывается в этом направлении. Например: "Мы имеем Слово Божие, и этого нам достаточно. Я надеюсь, что буду в состоянии доказать, что Библия дает вполне удовлетворительный и исчерпывающий ответ на этот вопрос. Откуда нам ждать откровения? Возведем наш взор к Богу, ожидая Его ответа через Библию, но не через видения и особые откровения, а лишь посредством раз и навсегда "преданной святым веры" (Иуд. 3)".

В другом месте он говорит: "Обратимся к Библии и будем смиренно ждать руководства Божия по этому предмету, как и по другим предметам, относящимся к искуплению. Если мы обратимся к Библии в духе истины, не из пустого любопытства и не в духе гордости и предубеждения, но в смирении, благоговении, молитвенно, с желанием узнать то, что Бог нам ответит, не вводя в Библию наших идей и предвзятых мнений, рано или поздно мы постигнем истину... Скажем: мы хотим верить тому, что Бог говорит, невзирая на то, что по этому предмету говорят люди. Бог "направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим... Тайна Господня - боящимся Его". Мы всегда должны помнить, что нельзя быть мудрее Библии; как бы мы ни почитали учителей и родителей, нельзя ставить их слово выше непогрешимого авторитета Божия".

Человеку, говорящему таким образом, можно спокойно довериться как руководителю, если даже у него и проскальзывают иногда мнения, с которыми нельзя вполне согласиться. Эдгар легко завоевывает читателя тем положительным, решающим тоном, каким излагает он свой предмет и заставляет следовать за собой даже туда, куда ты до сих пор остерегался вступать.

Казалось, все было в порядке. Но чем дальше я читал, безвольно следуя мыслям автора брошюры, тем больше убеждался, что затронутые им предметы - такие близкие человеку, как душа, вечная жизнь, Слово Божие, нынешнее время благодати, смерть и будущий суд, даже Сам Бог, - теряли свое драгоценное библейское значение и уже не казались мне тем, за что выдавало их Слово Божие.

Грозящая страданием пустота чуть не овладела моей душой, точно ее только что ограбили, ибо затронутые истины, если бы только все обстояло так, как об этом я прочел, утратили все свое существенное богатство и славу.

Это было похоже на то, что я испытал лет тридцать тому назад, наблюдая во время затмения за солнцем безнаказанно, невооруженным глазом. Ведь это было то же самое солнце, которое в другое время светит ослепительным для глаза величием. Но при затмении этот блеск его исчезал; он уже не привлекал меня своей опасностью для незащищенных глаз и не удерживал их на почтительном расстоянии. Мне не забыть этого памятного дня затмения солнца. В этот день я предпринял с одним дорогим другом долгую поездку. Дорога шла лесом, крайне живописным. Я выехал рано утром, в пять часов, солнце взошло во всем своем ослепительном великолепии. Мы начали делать наблюдения, смотря по временам на солнце через закопченные стекла, взятые нами для этой цели в дорогу. В точности к определенному астрономами часу чуждое темное тело медленно стало надвигаться на край яркого солнечного диска. Мы часто останавливались и начинали смотреть через свои закопченные стекла. Луч за лучом теряло это бушующее море огня. Когда уже скрылась значительная часть солнечного диска, начало сильно темнеть. Птицы прекратили пение, тени деревьев затерялись в густеющем сером освещении - казалось, что природа засыпает. Наконец закрылась темным телом и остальная часть золотого диска. И - о чудо! - мне уже не понадобилось мое закопченное стекло, я мог смотреть на солнце невооруженным глазом, как на деревянный диск мишени для обычной стрельбы из лука. Что стало этому причиной? По существу, я смотрел вовсе не на солнце, а на то темное тело, которые надвинулось на солнечный диск.

Точно так же случилось со мной по прочтении брошюры д-ра Эдгара "Где находятся мертвые": он набросил свою темную власяницу на ярко сияющие истины Божии, и я позволил себе, как и он, взглянуть на них глазами профана. Поэтому эти истины и казались не имеющими цены, подобно всем научным вещам, которые можно по выбору объективно рассмотреть с той стороны, с какой это вам более нравится, ничего при этом не теряя.

Но в этом случае, как уже было отмечено, я весьма многое терял, пока не сказал себе: "Глупец! То, что теперь стоит перед твоими глазами, - ни в коем случае не подлинные предметы, о которых говорит Священное Писание, это предметы, на которые надвинулось постороннее темное тело; ты видишь чуждое тело, а не подлинные истины, устрани это тело - и истины засияют снова!"

И я решил читать брошюру во второй раз. На этот раз у меня в руке имелся пробный камень, самый неопровержимый, - Библия. О, как скоро тогда выяснилось, что одно дело - ссылаться на Библию и совсем другое - дать ей самой сказать то, о чем она говорит и в ней Богом говорится.

Я надеюсь, что мы далее можем увидеть, как далеко можно зайти, доверяя без исследования, на веру, самым торжественным обещаниям автора брошюры. Я не хочу этим сказать, что д-р Эдгар действовал с какой-либо задней мыслью; может быть, он в действительности думал так, как и обсуждал эти в высшей степени важные вопросы. Но его прием толкования Библии, которую он приводит в обильных цитатах, может разрушить всякое доверие мыслящего верующего христианина к системе его доказательств. Дж.Эдгар выступает со смелостью и авторитетом профессора, что, конечно, производит впечатление на невежественную массу и обеспечивает ему вполне верный успех; тем более что его изложение применяется ко вкусу толпы.

Грустно, что речь здесь идет не об одной только истине, но об очень многих истинах, неминуемо соприкасающихся между собой, от которых зависит вечное благо или вечное горе многих душ. Возьми же, дорогой читатель, как и я это сделал, свою Библию в руки и сравни то, что она говорит, с тем, что утверждается в брошюре д-ра Эдгара, и приготовься внимательно читать только Слово Господа!

Мы не будем задерживаться ни одной минуты над всем тем, что Эдгар говорит попутно о науке, философии, откровении через духов-обольстителей, потому что, как бы высоко мы ни ценили науку, она все-таки имеет свое место в этом мире и Бог ясно указал ей ее границы. Наука не может выйти ни на волос из положенных ей Богом пределов. Она в силу этого хранит полнейшее молчание о всем, что касается вечных, невидимых вещей. Эдгар сам говорит: "наука ничего не знает о будущем состоянии", и тем более становится странным, что он при случае неоднократно приводит ее как авторитет, на который он опирается. Что же касается откровений через духов-обольстителей, то я всецело присоединяюсь к его замечанию.

Отдельные же фразы и выражения в форме основательных и беспочвенных утверждений д-ра Эдгара здесь невозможно разобрать, потому что каждое утверждение требовало бы своего обоснования из Библии того, что нельзя передать только одной фразой. Все это сделало бы наш труд нескончаемым. Поэтому мы намерены по порядку обозреть лишь главнейшие вопросы в сочинении Эдгара, стоящие в непосредственной связи с его темой.

Да будет Дух Святой в этом нашим руководителем!

Прикрепленный файлРазмер
Ivan_Kargel_-_Gde_po_Pisaniyu_nahodyatsya_mertvye.doc847.5 КБ