Вальтер Заватски - Евангельское движение в СССР после Второй мировой войны

Автор, исполнитель, и тд 

Категории: 

Что же произошло?

Сильно ли изменился баптистский союз? Его руководство и в Киеве, и в Москве осталось, практически, без изменений. Таким образом, сформировавшейся в 1945 г. элите удалось продержаться у власти 15 лет. Якову Жидкову исполнилось семьдесят пять, его заместителю А. Л. Андрееву — шестьдесят четыре, у него начало пошаливать сердце, Александру Кареву тоже было уже шестьдесят семь. Все они до войны были чрезвычайно напористы и влиятельны и, не покладая рук, трудились над созданием нового союза.

Но, не успев стать реальностью, союз этот тут же начал раскалываться. Небольшая группа пятидесятников покинула его почти тут же после вступления, а уже в 1948 г. в дополнение к соглашению потребовалось издать строжайшую инструкцию по поводу пятидесятников. В 1957-1959 гг. сотрудничество с ними снова наладилось. Почти ежегодно руководство ВСЕХБ проводило совещания с ведущими лидерами пятидесятников, курсировавшими между церквями и общинами, утрясая разногласия и стараясь убедить тех, кто все еще упорствовал, отказываясь воспользоваться преимуществами, которые давало присоединение к союзу. "Братский Вестник" неоднократно обращался к пятидесятникам с воззваниями, а членов союза призывал не бояться избирать бывших пятидесятников пресвитерами, если они искренне присоединились к соглашению. Создастся впечатление, что на фоне повышенной озабоченности тем, как удержать пятидесятников, и постоянного увеличения времени и энергии, посвящаемых участию в международных мирных конференциях, движение инакомыслящих в рядах баптистов явилось для руководства союза полной неожиданностью.

Правда, лидерам диссидентов никогда не хватало мужества признать, что одним из основных факторов, обусловивших появление их движения, было то, что с 1945 г. положение евангельских христиан мало чем изменилось. Их бывшие духовные вожди, по крайней мере некоторые из них, были сломлены сталинским террором и освобождены из заключения специально для создания официально зарегистрированного союза евангельских христиан. Сталин ослабил нажим на некоторые конфессии, но руководители евангельского движения знали, что на любых переговорах у них не больше прав, чем у простых наблюдателей. Об этом им неоднократно напоминали. К 1948 г., когда кампания по официальной регистрации церквей практически завершилась, на легальное положение перешло всего около трети общин. Потом священников снова стали сажать. Под эту волну репрессий попали многие ведущие лидеры пятидесятников, такие как Иван Панько, причем некоторые духовные вожди евангельских христиан оставались в заключении вплоть до середины пятидесятых. Каждый знал, что нужно тщательно контролировать свой язык, и не только потому, что это советует делать апостол Иаков. И. И. Моторин, ставший в 1958 г. членом президиума, однажды на шесть месяцев был лишен разрешения проповедника только за то, что в проповеди, посвященной кресту, мимоходом упомянул кресты кремлевских соборов.

Советский историк Митрохин совершенно справедливо отмечал, что сама структура ВСЕХБ усиливала централизацию и без того традиционно свойственную русским баптистам. Безусловно это было новой заботой советской религиозной политики. Жидков и его заместители, главным образом А. Л. Андреев, контролировали всю деятельность союза. Правда, по большей части это сводилось к своего рода "патронажу", однако с самого начала власти со всей определенностью подчеркивали, что по требованию официальных государственных органов любой местный духовный лидер должен быть отстранен от должности. Для оправдания столь жестокого авторитаризма утверждалось, что большая часть верующих в лучшем случае полуграмотна, поэтому для руководства такими людьми нужно несколько мудрых вождей.

Собственно говоря, все изменения сводились к тому, что государство несколько ослабило нажим. В середине пятидесятых из заключения освободилось много бывших проповедников. Это были люди, которые так и не преклонили колени перед "кесарем" и были готовы вернуться к своей пасторской деятельности. Но они и раньше держались даже более замкнуто, чем все советское общество в целом, поэтому дух экуменизма и разрядки был для них явлением новым и непривычным. Чем больше они узнавали о ВСЕХБ, тем меньше он им нравился. Всякого, кто получал разрешение на зарубежную поездку, они начинали подозревать в сотрудничестве с КГБ. А когда в начале пятидесятых Александр Карев и Михаил Орлов за миротворческую деятельность получили правительственные награды, их подозрения превратились в уверенность.

Основной раскол, происшедший в 1955-1957 гг. был делом рук бывших заключенных. Было предпринято несколько попыток создания независимых церковных объединений на Севере и в Центральных областях Российской Федерации, в Баку, в Новосибирске, в Донбассе, на Северном Кавказе, в Крыму и в средней Азии. Менониты и пятидесятники тоже пытались объединить свои церкви. В Донецкой области так называемые "истинные баптисты", настаивавшие на том, что все священники должны рукополагаться, создали союз, в который вощло двадцать две церкви. Преуспели в этом и евангельские христиане Сумской области на Украине. Причем, оба эти союза были против объединения с пятидесятниками10.

Поскольку первым лидером группы "инициативников" был Алексей Ф. Прокофьев, атеистическая пресса вначале окрестила все движение "прокофьевцами". Родился Прокофьев в 1915 г. в Ишиме (Западная Сибирь). Биография его известна гораздо меньше, чем биографии его коллег. В Бога он уверовал только в 1945 г. в заключении (в 1941 г. он был осужден по 58 статье за антисоветскую деятельность). До этого он работал учителем, а в 1940 г. поступил в Университет, чтобы изучать геологию. Еще в 1937 г. он женился, но вскоре расстался с женой, и в 1939 г. вступил в новый брак с Прасковьей Марковной, в 1940 г. у них родилась дочь. В послевоенные годы, будучи уже верующим, он присоединился к евангельским христианам баптистам, а в 1954 г. снова попал в тюрьму. На этот раз его приговорили к двадцати пяти годам заключения за миссионерскую деятельность. Однако впоследствии приговор был пересмотрен и в 1958 г. Прокофьева освободили. Выйдя на свободу, он посвятил себя служению евангелиста. Он первым возглавил движение "инициативников", но в 1962 г. деятельность его прервал новый арест. Здесь следы его теряются. Только в семидесятые годы прошел глухой слух, что якобы в 1969 г. СЦЕХБ отлучил его от церкви за аморальное поведение.

Прошло два года, и безусловными лидерами движения стали Геннадий Константинович Крючков и Георгий Петрович Винс. Крючков родился в Туле, неподалеку от толстовской Ясной Поляны. Он обратился к Богу в 1951 г. и стал пресвитером в незарегистрированной церкви в городе Узловая. Георгий Винс киевлянин. Он переехал в Киев с матерью-украинкой после того, как его отец-сибиряк, баптистский проповедник, вышедший из семьи немцев-менонитов, погиб в лагерях. Став верующим в 1945 г., он присоединился к одной из официально зарегистрированных киевских церквей. Когда образовалась группа "инициативников" Крючкову и Винсу было соответственно тридцать четыре и тридцать два года. Подавляющее большинство их единомышленников также было молодо. Прокофьеву же было сорок пять и он уже успся побывать в тюрьме. Многие из ведущих лидеров "инициативников" таких, как С. Т. Голев (1896-1976), С. X. Цуркан и А. С. Гончаров (1895) были старше своих соратников и обладали значительным опытом руководства церковной деятелъностью. Но никогда ни один из них не возглавлял церковь входящую в ВСЕХБ. Таким образом, движение "инициативников" сформировалось людьми разных поколений, которых объединяло лишь одно — все они были новичками в официально зарегистрированной церкви. Поэтому новый устав 1960 г. поверг их в состояние шока.

Продолжение в прикрепленном файле...

Прикрепленный файлРазмер
Евангельское движение в СССР.doc368 КБ
Тема / Теги: история Церкви, протестантизм, баптизм